Арсеньев Владимир Клавдиевич (1872–1930) – исследователь Дальнего Востока, этнограф, писатель

Леса.

Если мы проведем кривую линию от устья р. Тудура через низовья Хунгари, среднее течение Анюя, перережем р. Самарги пополам и остановимся у мыса Олимпиады, – то эта линия будет идеальной границей двух флор. К северу и к востоку от нее будут Охотская флора, а к югу и к западу – Маньчжурская. Та и другая характеризуется своими типичными представителями. Не будь водораздела в виде хребта Сихотэ-Алинь, эта граница была бы именно такою, какою показана она выше. Но так как Сихотэ-Алинь со всеми своими вершинами и седловинами в среднем имеет высоту до 1200 метров и занимает такое положение, что прикрывает бассейн Уссури от влияния моря, – то эта граница двух флор будет для каждого вида растения всякий раз своя особенная в зависимости от того, насколько приспособилось то или другое растение к температуре и влаге по ту и другую сторону водораздела.

Наиболее кривая будет для винограда. Она проходит от устья Тудура через Хунгари к нижнему течению Анюя через среднее течение Хора, Бикина и Имана, верхнее течение Фудзина и после водораздела взбирается по побережью моря, пересекает р. Самарги, доходит до р. Хуту и затем возвращается к мысу Белкина, где и выклиняется. Наиболее прямая, почти совпадающая с указанною идеальной границей двух флор, будет для дуба и для черной березы.

Переход от Охотской флоры к Маньчжурской довольно резок. Это сразу заметно, если двигаться вдоль берега моря или подыматься вверх по рекам. Ожидаемой приспособляемости растений не наблюдается. Одна флора в другую входит клиньями в зависимости от топографии места. Специальные флористические исследования доведены только до 45° с. ш.

Тайга на юге чрезвычайно разнообразна и имеет красивый декоративный вид. Наблюдателя поражает смесь южных форм с северными породами. Колючий Kalopanax ricinifolium Miq. растет рядом с белой березой. Около бархата (Phellodendron amurense Rupr.) приютилась маленькая елочка. Тут же поблизости на камнях выросли Aralia Manshurica R. М. и Spiraea amurensis. Maxim. По склонам гор дуб (Quercus mongolica Ficsh.) и клен (Acer mono), в долинах ясень, тополь и орех (Iuglans manshurica Max.). В тени леса пышно разрослись: колючий Eleutherococcus senticosus. Max., родственник жень-шеня, и папоротники Aspidium, Osmunda и Struthiopteris Germanica Villd., ваи которых превышают рост человека; и все это заросло и перепуталось лианами (Schizandra Chinensis Baill.) и виноградниками (Vitis amurensis Rupr).

Кто не бывал в тайге Южно-Уссурийского края, тот не может себе представить, какая это чаща, какие это заросли…

Буквально в нескольких шагах ничего нельзя видеть. В двух или трех саженях не раз случалось подымать с лежки зверя, и только шум и треск сучьев указывали то направление, по которому уходило животное…

Северные склоны гор большею частью лесистые с мешанными породами; южные же, солнечные, сплошь покрыты таволожником (Lespedeza bicolor Turcz.) и редколесьем из дуба и липы. По увалам заросли орешника (Corylus heterophylla Fisch). Нередко эти кустарники совершенно вытесняют всякие другие породы.

В дендронологическом отношении побережье моря может быть разделено на две части: Южную – с Маньчжурской флорой до мыса Олимпиады, и Северную – с Охотской флорой до г. Николаевска.

В Южной части при высадке на берег является впечатление пустыни: прибрежные горы и мысы совершенно оголены от леса. Влияние туманов и морских ветров гибельно отзывается на растительности. Близ моря растут только одиночные деревья. Они имеют вид чахлый, тонки, низкоствольны, кривы и похожи скорее на кустарники, чем на деревья.

Сирень, растущая в Южно-Уссурийском Крае в виде дерева и имеющая довольно большой ствол, на берегу растет в виде небольшого корявого деревца и чаще всего тоже в виде кустарника.

Ил, оставляемый наводнениями, очень плодороден, отчего трава пышно разрастается и образует густые заросли. По этим зарослям идти чрезвычайно трудно. Кустарниковая растительность довольно разнообразна; главными представителями являются: таволга, смородина, шиповник, боярышник и бузина. По берегам протоков в изобилии растет барбарис (Berberis amurensis).

По мере того, как мы будем все больше и больше углубляться в горы, лиственное редколесье начинает сменяться смешанными густыми лесами. Еще дальше начинают мелькать кое-где тупые вершины кедра (Pinus koraiensis Sieb. et Zuc.) и остроконечные вершины ели и пихты, и наконец самых горах около Сихотэ-Алиня, в самых истоках рек, мы попадаем в исключительно хвойные леса. Мхи, обилие влаги и низкая температура, создают здесь полнейшую формацию тундры.

Если идти вдоль берега моря с юга на север, замечаешь, что лиственницы (Larix daurica Furez.) попадаются сначала одиночными деревьями, а затем и группами. Впервые группы эти встречаются на берегу моря около р. Найна. Хвойные лесонасаждения начинают углами подходить к морю, начиная от р. Амагу (мыс Белкина.)

Чтобы вполне закончить с прибрежным районом, следует упомянуть о тисе (Taxus cuspidata S. et Z.), занесенном случайно сюда морскими течениями. Я видел его в двух местах: в истоках р. Мутухэ (зал. Опричник) и затем в центральном районе между р.р. Нахтоху и Холонку. Тут есть уголки, где он растет небольшими рощами и достигает в высоту до 3 сажень и 5-6 вершков в отрубе.

Весьма вероятно, что наш тис можно отнести к реликтовой флоре того времени, когда Уссурийский Край вместе с о-вом Сахалином и с Японией представлял одно целое. С отделением островов от материка «Taxus» остался у нас в Зауссурийском Крае, но с изменением климата в худшую сторону – он погиб и остался только кое-где небольшими островками. Вот почему его нигде нет сплошными лесонасаждениями; вот почему он никогда не достигает больших размеров и ствол часто гнилой, дуплистый в середине.

Теперь перенесемся в центральную часть Уссурийского Края и станем взбираться на одну из высоких гор. Мы идем по хвойному лесу, карабкаемся по камням. Нога скользит и проваливается в решетинах между камнями. Наконец мы доходим до осыпей. До вершины еще далеко. Интересно проследить, как зарастают эти осыпи. Здесь для любителя альпийской флоры открывается широкое поле деятельности: сначала кустарники, потом папоротники, затем будут травы и голые камни, еще не успевшие обрасти мхами. Пойдем выше. Вот лес начал редеть, и вы попадаете в кедровый сланец (Pinus pumila Reg.). Сланец этот издали похож на зеленую травку. Взбираясь на вершину, неопытный путник торопится скорее пройти лесную зону и выйти к этой зелени. Велико его бывает разочарование, когда вместо мягкого травяного ковра он вступает в лес кедрового сланца. Толстые ветви его, спускаясь с вершины, стелятся по земле, отделяя от себя другие мелкие ветви. Ветви эти перепутались и торчат как раз навстречу человеку, идущему снизу наверх в гору. Пробраться через эти заросли можно только с топором в руках и с затратой больших усилий. Выше кедрового сланца – багульник (Ledum palustre Lin.), дальше – брусника Vaccinium vitis idaea, потом лишайники Lichnes и наконец – гольцы…

… Нужно отличать палы (т. е. выжигание травы) от лесных пожаров. Пал – одно, горение сухих кустов и валежника – другое, и лесной пожар – третье. Здесь в этом не разбираются – все называют палами. В Уссурийском Краю именно горят леса. В настоящее время по крайней мере четвертая часть всех лесов уже уничтожена пожарами. Почти весь хребет Сихотэ-Алинь голый. Лес сохранился на нем только кое-где небольшими участками. Начиная от залива Пластуна вплоть до мыса Сосунова и дальше к северу к истокам Тумнина – нет ни одной реки, где бы не было пожара. Леса сохранились только по долинам рек, горы же совершенно оголены от леса. Видно, что пожары здесь были подряд несколько раз…

Если так будет продолжаться дальше, если не будут приняты меры к тушению пожаров, если сами жители не станут заботиться о тайге, не станут беречь и охранять ее от огня, – Уссурийский Край очень и очень скоро очутится без лесу и без зверя, но зато с наводнениями…

Теперь два слова относительно лесов к западу от Сихотэ-Алиня. Тотчас за водоразделом лес чрезвычайно густой – седой хвойный, но деревья не достигают больших размеров.

Вследствие каменистой почвы, а также вследствие того, что в горах встречается в глубине земли лед как порода, о чем уже говорилось выше, при описании температуры воды в реках, корни деревьев не углубляются в землю, а распространяются по поверхности. Вследствие этого деревья стоят непрочно, легко вырываются с корнем и опрокидываются большими ветрами. Вот почему тайга Уссурийского Края так завалена буреломом. Упавшие деревья на решетинах своих корней подымают массу земли и оголяют каменистую почву.

В северном районе, в истоках Анюя и Хунгари, по слабо всхолмленной низине среди болот по увалам – весьма редкая чахлая растительность из лиственницы и белой березы. Здесь встречаются осинники и березняки сплошными насаждениями. По среднему течению рек – леса смешаные, могучие, а в горах – сплошные кедровники. Ближе к воде растут черемуха, ольшаники и тальники. Последние образуют иногда густые заросли. Тонкие, длинные, высокоствольные, они растут чрезвычайно густо и покрывают собою все сырые берега, каменистые галешниковые отмели и острова. Не доходя верст десяти до Амура, леса вдруг сразу прекращаются: горы отходят далеко в сторону… Ни единого деревца и ни единого кустика. Такая пустыня по р. Мухэню тянется верст на двадцать…

Леса Охотской флоры имеют вид неприветливый, угрюмый. Главными представителями будут: ель (Picea ajanensis Fish.) и пихта (Abies nephrolepis Max.).

Главная масса прибрежного леса состоит из пихты (приблизительно 50 %), затем ели – (около 30 %), лиственницы (15 %) и березы (остальные 5 %). Этот лес густой, корявый, низкорослый. Особенно часто растут деревья около опушки. Ветви их сильно искривлены и изогнуты в сторону леса. Более крупные ветки, в свою очередь, дают от себя во все стороны густые кусты мельчайших веточек с хвоей. Эти последние произрастают в огромном числе и сидят настолько плотно и густо, что издали становятся очень похожими на паразитирующие кусты омелы. Вся эта масса ветвей деревьев образует сплошную стену зарослей. Пробраться сквозь нее человеку не везде возможно. Природа позаботилась о том, чтобы воспрепятствовать проникновению губительных морских ветров в глубь леса; она, так сказать, пожертвовала для сего краевыми деревьями и, вместе с тем, создала из них преграду…

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

Instagram
Something is wrong.
Instagram token error.
Еще...