Кауфман Александр Аркадьевич (1864–1919) – русский экономист, автор работ по статистике, аграрным вопросам, проблемам землепользования, переселенческому делу. В 1900–1901 годах совершил поездку по Приамурью и Уссурийскому краю, опубликовав свои впечатления

<p>IV. Амурская прерия.</p>

<p>Еще только приближаясь к Благовещенску, вы начинаете уже замечать постепенную смену растительных форм средне-сибирской тайги совершенно иными растительными формами: на горных склонах &laquo;российская&raquo; береза и лиственница вытесняются дубом и черною березой; по приречным низинам &ndash; если вы едете, как я, раннею весною &ndash; вам бросаются в глаза белые шапки сплошь покрытых цветами диких яблонь. Начиная от Благовещенска, вы вступаете уже в область типичной амурской природы. Здесь начинается главный колонизационный район Амурской области &ndash; Зейско-Буреинская равнина, или, как ее иначе называют, Амурская прерия&hellip;</p>

<p>&hellip; Она представляет собою как бы степной остров среди необозримого моря лесистых гор, заполняющего все остальное Приамурье; а отроги сплошной горной страны заходят и в границы &laquo;прерии&raquo;, то незаметно сливаясь с волнистою степью, то резко выделяясь над нею грядами невысоких хребтов; поднявшись на оголенный от леса гребень любого из этих хребтов, вы видите перед собою другие, такие же невысокие гряды, поросшие темным, кудрявым дубняком, и в промежутках между ними &ndash; ярко-зеленые равнины, покрытые пышной травою.</p>

<p>Где только повыше и посуше, там и луга, и степь густо поросли мелкою лещиною-орешником, которая на каменистых и сильно глинистых местах уступает место дубовому кустарнику, на более влажных &ndash; мелкому ракитнику или кустарной березе-ернику.&nbsp; Корявый дуб и безобразно-раскидистая черная береза то разбрасываются по степи отдельными деревьями, то группируются в более или менее обширные рощи, то всползают по склонам горных хребтов, одевая их сплошным, но негустым лесным покровом, кудрявая листва которого совершенно непохожа на сплошной, мрачный лес типичной сибирской тайги. На мокрых речных водоразделах дуб и черная береза уступают место &laquo;российской&raquo; белой березе &ndash; в Приамурье первый признак мокрых и мало плодородных земель, а по приречным лугам они смешиваются с такими древесными породами, как ильм, клен, дикая яблоня и груша, грецкий орех и т. д.</p>

<p>VII. Малый Хинган.</p>

<p>&hellip; Поднимаемся сначала вверх по небольшой веселой речке Хингану. Путь наш лежит по довольно широкой &ndash; 3 или 4 версты &ndash; долине, окаймленной некрутыми горами или холмами, с редким дубом или черною березой. Сама долина очень напоминает, в миниатюре, Амурскую пойму: &hellip; &laquo;мыски&raquo; повыше, густо заросшие орешником, среди которого разбросаны отдельными деревья и небольшие рощицы черной березы, ильмов, липы и т.п. пород&hellip;</p>

<p>Тянемся вверх по узкой долине, вернее лощине, речки Сололи; и самая лощина, и склоны окаймляющих ее довольно высоких и крутых гор &ndash; одной из многочисленных ветвей Малого Хингана, покрыты дремучею лиственную тайгою, к которой местами подмешиваются то ель или пихта, то белая береза&hellip; Наши лошади медленно взбираются вверх по довольно отлогому склону хребта. И здесь все та же типичная, все больше лиственничная тайга, с густым подлеском орешника, шиповника, дикого жасмина; и деревья, и кустарники по хребту ростом гораздо выше, нежели в долине&hellip;</p>

<p>За перевалом такой же спуск, затем новый подъём и новый спуск, обращённый к востоку, с резко изменившеюся растительностью; к хвойной тайге подмешиваются громадные липы, клены, горный ильм; чем ниже по склону, тем больше лиственных пород, тем гуще подлесок, местами перевитый то диким виноградом, то неизвестными мне видами вьющихся растений; появляются и какие-то новые виды трав, с которыми мне пришлось ближе познакомиться уже впоследствии, в уссурийской тайге.</p>

<p>Однако, этот восточный склон &ndash; лишь островок более южной, уссурийской флоры среди моря лиственничной тайги&hellip;</p>

<p>Почти в течение целого дня плетемся все по тому же возвышенному плоскогорью, при пересечении речек и ручьев спускаясь в заболоченные &laquo;пади&raquo;, затем опять поднимаясь на поросшие то лиственничною тайгою, то лиственным разнолесьем, междуречные перевалы. Лес везде некрупный, по большей части корявый, а нередко попадаются и площади с совершенно вымокшим, мертвым лесом.</p>

<p>&hellip; На другое утро &hellip; переваливаем опять через одно из многочисленных разветвлений Малого Хингана. Отлогий подъем и отлогий спуск покрыты густою, девственною тайгою: чудный, огромных размеров, прямой лес из хвойных &ndash; кедра, пихты, лиственницы и лиственных пород &ndash; липы, вяза, клена, черной березы, грецкого ореха; между деревьями густо занялся кустарник, и все это перевито диким виноградом и другими вьющимися растениями. В общем, своеобразнейшая смесь типичной северной, сибирской тайги с соответствующею уже гораздо более теплому климату средне-амурскою или уссурийскою флорой.</p>

<p>До станицы Екатерино-Никольской Амур все время вьется в теснинах Хингана; невысокие горы, иногда остроконечные, чаще куполообразные, спускаются прямо к реке, по большей части &ndash; более или менее крутыми склонами; горы эти то сплошь заросли негустым лесом, с пятнами светлой зелени клена, вяза, грецкого ореха, резко выделяющимися на более темном основном фоне дуба и черной березы; то, напротив, они покрыты только травою и зарослями мелкого кустарника, а лес вытягивается лишь узкими полосами или даже рядами единичных деревьев, по выдающимся ребрам или по гребням хребтов.</p>

<ol>
<li>В Уссурийском крае.</li>
</ol>

<p>III. В дебрях Уссурийского края.</p>

<p>&hellip; Наконец, мы на другом берегу реки [Даубихе]&hellip; Проходим несколько верст вдоль приречных увалов, поросших все тем же редким, корявым дубняком&hellip; По обе стороны круто поднимаются высокие горы, &ndash; и как лощина, так и склоны гор густо заросли чудным, рослым лесом: то чистохвойною тайгою с преобладанием пихты и подмесью уссурийского кедра, то мешаным лесом, где те же хвойные породы перемежаются с ильмом, кленом и громадными липами.</p>

<p>Небольшая прогалина. Первобытный лес на ней вырублен начисто и сменился мелкою порослью грецкого ореха, опутанного диким виноградом&hellip;</p>

<p>IV. Сихота-Алинь и Приморский тракт.</p>

<p>&hellip; От импани Сангиноу нам предстоит подниматься по Фудзину и его притоку Лифудзину до перевала через главный хребет Сихота-Алина, а затем&nbsp; спускаться по долине впадающей уже в Японское море реки Аввакумовки до русской деревни Пермской, на так называемом Приморском тракте&hellip;</p>

<p>Сначала двигаемся по проторенной манзовскими арбами колее, потом &ndash; по сильно выбитой верховой тропе &hellip;, которая ничем не отличается от долины Улахе: ровные, как стол, поляны с полынью и кустарным орешником, усеянные отдельными экземплярами ильма, клена или черной березы&hellip; Верст через двадцать пять долина резко изменяет свой характер: мы вступаем опять в типичную уссурийскую, по преимуществу лиственную, тайгу&hellip;</p>

<p>Спустившись с перевала, мы &hellip; попали в густую девственную тайгу, все больше лиственную, кое-где с подмесью мелкой поросли уссурийского кедра.</p>

<p>&hellip; По обе стороны широкой долины в беспорядке нагромождены, в несколько рядов, невысокие лесистые сопки, то правильно-конические, то в виде длинных остроребристых гребней, то правильными цепями, то с острыми, причудливыми зубьями. Склоны их, обращенные на север, покрыты хоть и негустым, но сплошным лиственным лесом: все тот же корявый дуб, реже &ndash; черная береза. Южные склоны, большею частью, оголены от леса и покрыты только невысокою травою или кустарником; древесная растительность на этих южных склонах ютится исключительно по впадинам, то широкими пятнами, то узкими лентами или рядами единичных деревьев&hellip;&nbsp;</p>

<p>Опять ровная, прекрасная долина, шириною версты полторы или две, такого же типа, как долина Улахе или Фудзина, наполненная запахом густой полыни и грецкого ореха&hellip; Лесная растительность то разбросана отдельными деревьями по открытым полянам, то вытянулась узенькою лентою густой уремы вдоль русла Аввакумовки&hellip;&nbsp;</p>

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях

Instagram
Something is wrong.
Instagram token error.
Еще...